О проекте
Вход
Логин Пароль  
Забыли пароль?  
Регистрация
Курсы валют:
USD ЦБ 78.6713
EUR ЦБ 91.4790
 
Погода:
+12
°C
облачно с прояснениями, дождь
 
Пробки:
5 
Движение плотное
17:57 / 22.09.2010

Неприступный бизнес-код

Технология матричного кодирования за последнее десятилетие так и не смогла превратиться в индустрию. Она по-прежнему остается бермудским треугольником для стартапов, которые только учатся на ней зарабатывать

A A A
Неприступный бизнес-код

Матричные коды, самый популярный из которых QR-код, — те же штрихкоды, знакомые нам по черным полоскам на упаковках, только более продвинутые. Созданный в США в 1990-х годах формат использовался в промышленных целях, а после того как в 2000 году разрешение фотокамер в телефонах преодолело рубеж 640×480 пикселей, пережил второе рождение.

Идея состояла в том, чтобы «отобрать» кодирование у специализированных операторов и отдать его потребителям. С помощью распространившихся в интернете бесплатных программ-кодировщиков каждый мог зашифровать в выглядящую по-гиковски метку свои контактные данные, приветствие, новость или адрес сайта. Наклеенные на одежду, сумку, входную дверь, информационный стенд, фонарный столб метки мог считать любой обладатель сотового телефона с нужным программным обеспечением — тоже бесплатным.

Когда в 2002 — 2003 годах потребителю стал доступен GPRS, казалось, пространство для бизнеса почти необъятно. Анонсы применения кодов сыпались как из рога изобилия: с их помощью можно было «слить» трейлер нового фильма с рекламного щита или получить режим работы магазина, сфотографировав квадратик с кодом на дверях. QR-кодам прочили роль нового универсального средства коммуникации между «объектом» и человеком. Еще в 2002 — 2003 годах аналитики в зависимости от богатства фантазии сулили рынку матричных код-транзакций объем от 100 до 150 миллиардов долларов к 2010 году.

Препятствия и рамки

Бум в области матричных кодов действительно произошел. Но только в Японии, где уже была традиция повсеместного применения обычных штрихкодов из-за сложности японского языка с его тысячами иероглифов. В 2009 году софтом для кодирования и чтения QR-кодов пользовались 40 миллионов японцев, а для местного рынка мобильного контента технология стала в 2000-х основным локомотивом роста.

Для России, да и для всего мира «матричный код» — словосочетание еще неизвестное. QR-коды собирают на гиковских сайтах больше почитателей, чем потребителей — на рынках услуг. Причины непопулярности казалось бы созревшей технологии, самые разные.

Во-первых, пока не нащупаны выраженные потребности населения в мобильном тегинге. Вся шумиха вокруг матричных кодов сосредоточена на придумывании сервисов, полезных компаниями и населению. Пока это получается с трудом.

qr-code.jpg

Проблема в том, что большинство игроков данного сегмента разобщены и стремятся утвердить только свой стандарт кодирования и чтения. Пока они разворачивают патентную возню, появляются новые маленькие компании, которые тоже хотят монополизировать стандарт.

К этим двум причинам в последнее время добавилась третья. Похожую на матричный кодинг идею, но на новом технологическом уровне и с гораздо более сильным лобби, решают набирающие популярность радиометки (RFID). Соперничество с этим агрессивным рынком не дает «квадратам» времени на раскачку.
Наметившийся прогресс в распространении матричных кодов как источников информации о продукте или человеке (электронная паспортизация и покупки) не создает рынок и нишу для роста «бизнесов», как не создали ее в свое время штрихкоды.

Но энтузиасты не сдаются. Они продолжают тестировать бизнес-модели и пытаются найти продукты, нужные потребителям.

Геокодинг

Когда Берни Мэдоффа посадили в тюрьму, в Нью-Йорке появилась мода ходить к его дому. Интересно же посмотреть, где жил супермошенник. Труднее всего было отыскать адрес приезжим из провинции. Для таких туристов на доме Мэдоффа повесили штрихкод, который не только отмечает здание среди соседей, но и ведет на страничку Мэдоффа в «Википедии». В этом виртуальном направлении уже последовало более 50 тысяч человек.

qr.jpg

Совладелец агентства по исследованию рынка мобильной связи Merkwelt Стэн Уичерз продвигает проект Semapedia. С помощью матричных кодов он соединяет объекты физического мира со статьями «Википедии». «Геокодингом я увлекся в 2005 году, прочитав книгу архитектора Рема Колхаса „Бредовый Нью-Йорк“. Там сплетаются описания реализованных проектов и мифических, несостоявшихся, — говорит Уичерз. Когда я бродил по городу, мне хотелось иметь информацию не только про реальное здание, но и про то, что могло бы быть здесь. Так возникла мысль о виртуальном словаре».

Semapedia, охватывающая чуть больше 100 тысяч статей «Википедии» и 20 языков, интересна не только фанатам архитектуры. Одна из ее опций — автоматический переход на языковой сегмент «Википедии», идентичный языку телефона владельца.

У идеи геокодинга хороший коммерческий потенциал, считает Уичерз, однако он не хочет зарабатывать на бесплатном контенте «Википедии». Между тем, Стэн понимает, что менее принципиальные конкуренты не церемонились бы с многолюдным трафиком геокодинга, обернув его в сотни тысяч долларов. Стать промежуточным звеном между геометкой и потребителем — путь к новому витку эволюции директ-маркетинга. Другая идея — классическая медийная: владелец трафика всегда найдет, как на нем заработать. Остается гадать, где тот порог, за которым бизнес-амбиции Уичерза заставят его отнестись к своим проектам как к перспективному бизнесу.

bu_citysearch.jpg

Поп-код

Социальные сети — пока надежный генератор затрат, а не прибылей для своих инвесторов. Но в случае с мобильным тегингом принципы нетворкинга с ходу начинают приносить доход.

«Первую серию вечеринок с QR-инвайтами мы провели весной для немецкой сети ресторанов», — говорит тульский дизайнер Алексей Чернышев. В клубе анонсируется вечеринка, куда новичку хочется пойти. «Человек давит на кнопку „участвовать“ и в открывшейся на сайте форме вводит бонус, который он готов предоставить человеку, одобрившему его участие в мероприятии, — рассказывает Алексей. — На анонимной вечеринке бонусом может быть номер телефона иди адрес. Если все хорошо, человек получает новый QR-код — пропуск на вечеринку».

На входе коды гостей проверяют сканерами, а на самой вечеринке с помощью QR-кодов принято обмениваться личными контактами или признаниями.

QR-коды могут работать не только анонимайзерами. Не меньшую пользу они приносят и экстравертам: «Теперь мы можем делать на заказ футболки с принтами в виде QR-кодов», — говорит Иван Иванов, совладелец магазина футболок Vsepopsa. Вместе с партнером Николаем он верит в вирусное распространение, рассчитывая, что его клиенты будут шифровать линки на свои аккаунты в соцсетях, провоцируя окружающих на общение. «Это легкий способ знакомства, одновременно ни к чему не обязывающий. Игра в те же знакомства в соцсетях, только вживую», — рассуждает Илья.

QR2.jpg

Мода на коды

Матричные коды, как и любая модная игрушка, дают своим владельцам прежде всего имиджевые бонусы.

Учитель физкультуры из Мельбурна Джеррод Робинсон уже полгода занимается внедрением мобильного тегинга в систему австралийского образования. «На рождественских каникулах я отдыхал после первого года преподавания в местечке под названием „Серферский рай“. Настроение было так себе, физкультурой ребята заниматься не хотели, да и мне быстро стало скучно, — вспоминает Джеррод. — И тут я увидел ЕГО. Один из банков предлагал информацию о своих услугах через QR-код».

Плохую успеваемость учеников в школе Робинсон связывает с тем, что стандартный стиль обучения давно устарел и не воспринимается современными подростками 14 — 17 лет. Один из последних экспериментов — обклеенный кодами скелет, с помощью которого школьники обогащали свои познания в антропологии. «Меня спрашивают, зачем бумажки с кодами, когда можно надписать каждую кость словами, — рассказывает Робинсон. — Но, во первых, ребята посмотрят на этот скелет — „Гарольд“ реально очень старый, да еще и ненастоящий — и сразу заснут, если им не предложить „фишку“. Во-вторых, QR-коды несут гораздо больше контента, чем можно разместить на бумажке. Так мы вернули Гарольду популярность у школьниц. Да и я популярен — в мой блог ежедневно заходят от 500 до 1000 педагогов со всего мира».

Из матричных кодов как модного тренда стараются извлечь бонусы даже те, кто не умеет пользоваться ни ридером, ни кодером.

Здание Клуба ветеранов внешней разведки выделяется среди архитектуры Ходынки. При взгляде на него вас осеняет — это же QR-код! «Это никакой не код, хотя и очень похоже», — говорит автор проекта Владимир Ленок из ГУП МНИИП «Моспроект-4». В 2005 году, когда концепция достраиваемого сейчас проекта была готова, Ленок вдохновлялся образами пикселей и двухмерного кодирования. В итоге здание получилось киберподобным, пусть и без зашифрованной семантики. «Благодаря харизматичному дизайну дом кажется дороже, чем на самом деле обошлось его строительство», — говорит Ленок. «Матричнокодное» пристанище бывших разведчиков выдвигалось в номинанты престижного смотра «Зодчество-2009» как Дом года.

Неспадающая «матричная» мода указывает на то, что у замешкавшихся на старте матричных кодов шансы все еще есть.

Сергей Симов 
Количество просмотров: 1159
 
A A A
Оценка материала:
(2)
Все материалы


Комментарии

Чтобы оставить комментарии, вы должны быть авторизованы.

Логин: 
Пароль: 
 

Прокомментировать с помощью
Материалы по теме:
Shablonchik.com - сайты на 1С Битрикс
 
 
 
 
Тамара Самоделова
Radiocity
Гостья дискуссии (7)
гости..
_MG_2182
01.02.2011 042
Гостья дискуссии (6)
Влад Давыдов
 
Rambler's Top100