О проекте
Вход
Логин Пароль  
Забыли пароль?  
Регистрация
Курсы валют:
USD ЦБ 74.2529
EUR ЦБ 90.2618
 
Погода:
-4
°C
ясно
 
Пробки:
5 
Движение плотное
15:45 / 02.09.2011

Илья Балахнин: «Нельзя коммерциализировать bull shit!»

Полная расшифровка выступления генерального директора New Media & Digital Creative Agency Paper Planes Ильи Балахнина на обсуждении «Как заработать интернет-СМИ», организованном Brainity совместно с сетью кофеин «Кофеин». Читайте также расшифровку дискуссии

A A A
Илья Балахнин: «Нельзя коммерциализировать bull shit!»

По поводу того, выживут ли бумажные СМИ... Я считаю, что вообще не стоит вопрос, умрут ли традиционные СМИ. Они, на самом деле, не то, что умерли, они сдохли, трагически сдохли лет уже пять назад. Но несомненно всегда останутся люди, которые будут читать, например, «Правду тракториста», и их никогда не переубедишь в том, что традиционные СМИ умерли.

Я никогда в своей жизни ничего по поводу коммерциализации интернет-СМИ не рассказывал и по этому поводу имею довольно сомнительные, очень туманные представления, потому что основа моей специальности — это новые медиа. У меня собственное агентство, достаточно крупное, есть HR-агентство, есть школа. Мы издаем собственный журнал в формате PDF. Еще пишу на Brainity, еще мы там развлекаемся многими разными штуками, но конкретно заниматься коммерциализацией СМИ как-то мне никогда не доводилось. Тем не менее, у того, что мы делаем, есть одна позитивная черта — мы очень любим изучать будущее. Будущее — как раз то, что будет лет через пять, через семь, через десять с разными областями, например, с областями гуманитарными. Мы сотрудничаем с очень многими компаниями, вузами, рассказываем, куда движется образование, рассказываем, куда движется менеджмент, рассказываем, куда движется экономика, и, среди прочего, иногда рассказываем о том, куда движутся СМИ.

Как мне представляется, истина, касающаяся коммерциализации онлайн СМИ, оффлайн СМИ, неважно чего, очень проста: прежде, чем что-то коммерциалиировать, нужно создать нормальный, здоровый, качественный продукт. Как мне представляется, очень многие, говоря о коммерциализации, упускают одну очень конкретную штуку — нельзя коммерциализировать «bull shit». Можно плясать вокруг него с бубном, можно поливать его какими-нибудь там аэрозолями, дезодорантом, можно залить Шанелем № 5... Проблема в том, что, когда флер развеется, bull shit будет пахнуть, как bull shit. И в этом — самая главная проблема. Поэтому я вам, скорее, попробую рассказать о том, как из вашего продукта сделать не bull shit; а как его потом коммерциализировать — это уже дело другое, в этом вы лучше меня разберетесь.

На самом-то деле, и это очень четко видно по тому, как трансформируются СМИ, одной из ключевых тенденций, с точки зрения развития, становится сокращение контента. Когда появился интернет в незапамятные времена, статья на интернет сайте была в среднем в два раза короче, чем статья в печатном издании, в блоге пост в среднем в два-два с половиной раза короче, чем статья в интернет-СМИ, в Твиттере вообще 140 символов, а, скажем, в социальной сети Foursquare вообще вся коммуникация построена на нажатии одной кнопки. Почему Foursquare — самые быстрорастущие социальные сети в мире? Потому что там не нужно вообще ничего писать. Хочешь общаться? Зашел, нажал кнопку check in и поскакал. Люди не хотят читать. 

toffler.jpg

И здесь прав Элвин Тоффлер, который очень давно, еще в «Future Shock’е», предсказал становление культуры коротких суггестивных информационных фрагментов. Человек не хочет много читать. Обратите внимание, те, кто, например, почитывают Твиттер, если вы сейчас, например, проведете совершенно рандомный опрос по поводу методы потребления Твиттера как информационного канала, вы увидите, что превалирует такой способ использования Твиттера: отлистывание большого числа твитов с поиском ссылок и переход по ссылкам. Почему? Человек давным-давно забросил RSS, и вместо RSS сейчас чаще всего используют Твиттер. Mashable.com , Вайерд и ТехКранч люди читают на Твиттер. Самые популярные, самые читаемые и самые коммерчески успешные в мире СМИ используют Твиттер для того, чтобы выгружать кучу контента, чтобы человек выбирал сам, интересен ли ему этот краткий вид. Именно с этим связана еще одна очень важная тенденция: СМИ должны быть узкоспециализированными. Не может быть успешного СМИ, которое пишет обо всем и ни о чем. Раньше было так: СМИ обязательно принадлежали крупным промышленным корпорациям или мультимиллионерам, которые отстаивали очень конкретные политические позиции. Это как про англичанина, который на необитаемом острове обязательно строит себе два клуба: клуб, в который будет ходить, и клуб, в который ходить не будет. Со СМИ была абсолютно такая же «петрушка»: СМИ должно было быть обязательно консервативное, правое, левое, демократическое. Если человек читал какое-нибудь консервативное СМИ, значит он был, скорее всего, консервант. Поскольку сейчас такого рода идентичности распадаются и наступает эпоха другого рода индтичностей, на передний план выходят узкоспециализированные СМИ. Какие СМИ сейчас самые популярные в России? BigMag — жалко, загнулся, но был фантастически популярен, все зачитывались. Blacksquare — был очень популярен. F5 — почему так популярен? Потому что использует еще одну тенденцию — отслеживает ключевые тренды, которые появляются в социальных медиа и тупо агрегирует контент.

Почему СМИ очень редко трансформируются из социальных медиа? Коллеги нередко говорят, почему у вас нет ни кнопки репоста на Твиттер, на Фейсбук, на Журнал. Социальные медиа коренным образом изменили СМИ по одной простой причине: на нормального человека в 1971-м году вдруг обрушивалось в среднем в день 500 сообщений, что все равно было больше, чем получал, скажем, за всю свою жизнь крестьянин в средние века. А сейчас на нас обрушивается в день 5000 соообщений, и те из вас, кто как-нибудь связан с психологией, очень хорошо знают, что человек, сталкиваясь с таким количеством информации, начинает возводить коммуникационные барьеры, чтобы не сойти с ума. Именно поэтому резко падает популярность общетематических СМИ, ты их открываешь, потому что там на обложке вроде что-то интересное.

mashable.png

Еще одна интересная штука — инфографика. Это вообще разворот навсегда. Почему Вайерд — самый читаемый журнал в мире? Да потому, что Вайерд полностью заменил всю текстовую информацию инфографикой. Инфографист сейчас — самая востребованная, но при этом самая редкая профессия. Профессиональных инфографистов, насколько я знаю, сейчас в мире не наберется и десятка, поэтому за них отваливают такие колоссальные деньги. Но при это все СМИ ломанулись в инфографику; «Вокруг света» ломанулся в инфорграфику, даже в «Хлеб-соль», если кто-то видел, сейчас есть куча инфографики. А Вайерд, напоминаю, целиком состоит из инфографики. Почему так популярен MASHABLE? Потому что тоже напичкан инфографикой. Инфографика — совершенно особый жанр, который во многом сейчас определеяет успех СМИ. А почему? Опять-таки потому, что инфографика — это блик, это суггестивная информация, где текст, картинка, статистические данные собраны в одно большое нечто, которое вывалено на странице, на сайте в интернете, вывалено в качестве картинок, и позволяет получать разнородную информацию за счет одной единственной картинки.

qr-code.jpg

Еще одна важная штука, нужная для любого СМИ — нужно очень серьезно заниматься трансляцией контента вовне. С этой точки зрения я действительно не знаю, как может QR-код сказаться росте продаж рекламы, но факт состоит в том, что СМИ выживает, покуда его читают люди. Чем больше людей его читает, тем лучше, поэтому QR-код, «инфоДОПреальность», любые digital-примочки хороши, если это позволяет увеличить охват. Поэтому, можете нанести на кружки — наносите. Я, насколько помню, Snob в Москве так и продвигался со здоровенными баннерами, QR-кодом. Сейчас уже практически не осталось людей, которые видят QR-код и страшно удивляются «Вау, что это?», сейчас все лезут за телефоном и начинают все это дело фотографировать.

Что еще очень важно? Очень важно, чтобы был доступ к электронной версии совершенно точно. Поэтому, если ваше СМИ традиционное, то есть печатное, важно, чтобы у него был онлайн-аналог. Но при всем при том важно, чтобы материалы для традиционной версии и для аналоговой были разные. Так делают Forbes, например. Журнал и сайт — это по сути два разных СМИ, и при этом решают они совершенно разные задачи. При том, когда всерьез приходите в Forbes и говорите: «давайте мы вам намутим приложение для iPad», они говорят: «Нет, это нарушит нам продажу бумаги», а Forbes — это не столько ценная бизнес-информация, там ее в журнале ни на грош практически, это, конечно же, life-style, а Forbes — это JQ, только немножко для других пацанов. Соответственно, им нельзя обрушать продажу бумаги, потому что, если для JQ или для Esquire все перевести в iPad, это не сработает. Но при этом Forbes создал сайт, на котором совершенно другие материалы, другие и по уровню, и по специфике, и по тематике, там совершенно другая группа авторов. Но при этом действительно работает и работает хорошо. Вы что-то прочитали в журнале, пришли на сайт, на сайте месяц поперетирали, через месяц вышел новый номер Forbes. Это абсолютно нормальная, здоровая, логичная ситуация — повседневно взаимодействовать с аудиторией, но при этом не обрушать продажи аналога, потому что здесь это смертоносно. Секрет фирмы — безболезненно свернуть всю «бумагу» и перейти в iPad и никто не заметит. Forbes так не может, конечно, потому что Forbes — это прежде всего, конечно, имидж.

Еще одна история, тоже, конечно, очень важная — это особая роль комментария. Сейчас мы все чаще и чаще сталкиваемся с ситуацией, когда комментарий оказывается важнее, чем размещенный материал. Люди чаще приходят читать комментарии, комментари чаще разумней, интересней, многообразней и гораздо круче, чем авторский материал. Именно поэтому на многих современных площадках созданы 350 возможностей комментировать: прокомментиовать на Фейсбук, прокомментировать вКонтакте и т.д. и т.п. Зачем это делается? Затем, чтобы человек, попадая на сайт, не срывался, а комментировал так, как ему удобно, потому что комментарии, несомненно, очень важны.

item_content4081_XNm.jpg

Поскольку многие СМИ переходят в iPad, iPhone, Android и т.д., появляется новая модель монетизации, так называемый upsaled. Как, например, поступил журнал CEO, когда появился на iPad: первый номер скачиваете бесплатно, потом скачиваете приложение и все остальные номера докупаете через ваш аккаунт, причем это «вшито» в iTunes, вам не надо регистрироваться, вы по iTunes покупаете приложение и так же покупаете журналы. То есть платите там 2,99 — и у вас прошломесячный номер CEO, 4,99 — свежий номер журнала CEO. Это отличная модель, замечательно работает, без всяких лишних телодвижений, все привыкли покупать приложения, все привыкли покупать журналы. Тема-то, кстати, выгодна. Это выгодно тем, что, если ваш клиент совершает upsaled, то вы, так или иначе, можете получить доступ к другим его операциям по приобретению других приложений в iTunes. А это дает вам колоссальные возможности с точки зрения понимания паттернов его поведения. А если у вас есть паттерны его поведения, ну например, если у меня скачан не только журнал CEO, но еще и приложение для проведения массовых e-mail рассылок, то, соответственно, я, может быть, занимаюсь массовыми e-mail рассылками, значит мне можно что-то контекстное рекомендовать, можно подстроить выдачу рекламы, «зашитую» в номер, под мои нужды. Это, кстати, тоже очень интересная штука — рекламу «вшивают» прямо в номера. Она не бог весть как выдается, но тем же CEO, например, рекламируется Audi на две больших полосы, потому что Audi платит очень много.

И еще одна история. Когда мы обсуждали F5, то коснулись этой темы. На самом деле монетизация интернет-СМИ зависит не только от того, как больше заработать, но и от того, как меньше потратить. F5 — классический пример того, как тратить меньше. Многие СМИ, работающие на ниве Викиномики, то есть системе Википедии, самонаполняемые, действительно тратят меньше, они ничего пользователям не платят. Пользователи пишут ради некоего имиджа и т.д. и т.п. Я вот, например, пишу в Forbes, и в «Коммерсант», и в «Ведомости», и еще в 100/500 мест... Ради чего? Ни разу не получил ни копейки. Ради имиджа. И это, кстати, последняя, завершающая мысль. Мои сегодняшние с вами беседы монологического формата «Кючевая монетизация СМИ в будущем» — это не денежная монетизация, это монетизация с помощью имиджа. Почему «Газпром» держит «МедиаХаус»? Тоже не просто так. Почему мы издаем журнал? Тоже не просто так. СМИ, оставленное само по себе, не привязанное к какому-то реальному бизнесу, сейчас монетизировать уже довольно сложно. Для чего мы выпускаем журнал? Потому что его читают потенциальные клиенты, потом приходят к нам и делают у нас заказ на наши услуги. Зачем я к вам сюда пришел? Если меня послушать... а человек-то дело говорит! Пойдемте закажем у него сайтец, приложение для iPad, продвижение новых медиа, еще чего-нибудь. Вот, пожалуйста.

На самом деле СМИ не такую роль должны играть. Они должны играть роль некоего быстро несущегося паровоза, которые тащит за собой длинный-длинный поезд, в вагонах которого шьют, кроят, склеивают, натирают, стирают, собирают, конструируют. СМИ, оставленное само по себе в вакууме, — это либо совсем имиджевый проект, как тот же F5, либо это какие-то узкоспециализированные и мало зарабатывающие истории, типа того же BigMag’а, которые делались скорее как имиджевые, нежели для того, чтобы заработать реальные деньги.

У меня на этом монологически все. Теперь давайте на ваши вопросы поотвечаю.

Я пишу в Forbes. Вы говорите, что Forbes не платит ни копейки денег. Вы знаете, какие деньги платит PR-агентство, чтобы туда попасть?

И.Б. : Вы совершенно правы. Действительно PR-агентства платят много денег, чтобы туда попасть.

Что такое новые медиа?

И.Б. : Существует два понятия «новые медиа» и «social media». Их часто путают. «Новые медиа» указывает на хронологическую характеристику. Когда-то станок Гуттенберга, радио Маркони, телик Зворыкина и даже интернет были новыми медиа. И так как новыми они быть перестали когда-то, так и «social media», которые сейчас ситуационно новые, тоже когда-нибудь новыми быть перестанут. Им на смену придут самоорганизующиеся сети, например, web3.0, семантический веб и т.д. Сейчас новыми можно назвать «social media», embient- коммуникации, ну и коммуникацию с помощью мобильных устройств. Если мы говорим о «social media», то их отличает от традиционных метод воспроизводства контента. Но об этом уже стыдно говорить. Об этом уже лет пять говорят всякие шарлатаны. Но так или иначе: в «social media» контент генерируют сами люди, а в традиционных медиа его генерирует редакция. Именно поэтому традиционные медиа вертикально интегрированы и, как следствие, ригидны, а «social media» горизонтально интегрированы и, как следствие, более гибкие.

Как говорил Аль Пачино, тщестлавие — мой самый любимый грех. Исходя из вашего выступления, на интернете заработать нельзя. Правильно я поняла?

И.Б. : Нет, смотря на чем. Напрямую, если у вас не миллиардный объем вложений, заработать на вакуумном, находящемся в вакууме интернет-портале сложно. Самый показательный пример — UNOVA (www.unova.ru). В нее вкладываются достаточно серьезные деньги, поэтому UNOVA может вообще не париться по поводу рекламы, поэтому UNOVA находится на грани разных событий. В частности мы вроде как покупаем команду UNOVA себе в штат, чтобы UNOVA прекратила сидеть на попе и получать деньги за просто так. Потому что, когда вы получаете деньги за просто так, что-то типа инфраструктурного финансирования, то естественно, с точки зрения свободного рынка, ваш проект все тот же, который был в самом начале. Так вот, если ваш проект находится в вакууме и за ним не стоит реального производства, имидж которого будет поддерживать этот проект, заработать практически нельзя. Можно копировать и быть убыточным, можно не копировать и быть убыточным, и все равно нужны либо огромные вливания, и то они не всегда срабатывают, чтобы первые там пару лет проект держался, либо, самый простой способ, сделать так, чтобы вливания работали на имидж или решали какие-то другие специфические задачи, которые возникают, напрямую.

То есть косвенная прибыль?

И.Б. : Косвенная прибыль, да, совершенно точно.

Очень важно привлечь клиента не напрямую, угадать нити. Нужно больше думать над тем, что размещаешь.

И.Б. : Тут не надо ничего угадывать, на самом деле. Это действительно один из десяти мощнейших трендов в интернете, так называемая «воспринимаемая декоммерциализованность»...

Я не совсем это имею в виду. Я имею в виду, привлечь пользователя конкретного интернет-портала, угадав какие-то дополнительные мысли. Например, он читает новость про то, как какой-то человек на мотоцикле сбил кого-то. Дальше, публикуя эту новость на интернет-портале, редактор может предугадать, что кто-то интересуется Хондами и дает ссылочку на Хонды.

И.Б. : Или обезболивающее...

Да. Какую-то придумать неожиданную цепочку...

И.Б. : Я не помню, как его звали, но он сказал: «У нас было очень мало денег, поэтому приходилось много думать». Это правило вобщем-то никто не отменял.

20100128_ipad_1.jpg

Вы так смело заявили о том, что традиционные СМИ умерли. Но такую вещь, как достоверность еще никто не отменял. Я не говорю, что с традиционными СМИ сейчас все в порядке. Вы не допускаете, что традиционные СМИ все-таки останутся, только будут несколько видоизменяться. Например, РИА-Новости, мультимедийности им не занимать, все-таки официальный источник информации.

И.Б. : Я, наверное, вас удивлю, но достоверность уже за ними. Согласно опросу, 72% россиян в качестве достоверного источника информации называли информацию, которую им предоставляет социальный круг. Социальный круг, чаще всего, — это некая смесь кругов в онлайне и оффлайне. Чаще всего я привожу пример: чтобы купить тачку, в соседнем подъезде живет друг Леша, он в тачках разбирается, я иду к нему и говорю: «Леша, какую тачку купить?». Я не иду за журналами «Авторевю», «Клаксон» и за другими чудесами прессы, я спрашиваю: «Леша, какую тачку купить?». Он говорит: «Да махни там Форд Фокус, типа дешевый, кушает мало и тра-та-та...». Я говорю: «Чудо из чудес!». А, допустим, если я некий среднестатистический пользователь, то у меня едва ли есть в соседнем подъезде мальчик Петя, который увлекается дизайном. Тогда я иду к кому? Я иду к мальчику Теме и говорю: «Тема, скажи мне, вот это хороший дизайн или плохой?». И Тема в своей бинарной системе объясняет мне. И я верю Теме, конечно, потому что Тема для меня достаточно достоверен. И я верю там каким-то блоггерам, верю своим друзьям вКонтакте.

А если завтра скажут, что будет взрыв атомной электростанции, похожей на Чернобыльскую, кому вы поверите блоггерам или энергетикам?

И.Б. : Я бы мог ответить историей про чудовищный теракт в Домодедово, который известен как день, когда умерло традиционные СМИ, когда традиционные СМИ еще 10 часов рассуждали, был взрыв или не был... Но я вам приведу контрпример. Вспомните Герберта Маклюэна. Он в своей книжке описывает эту знаменитую историю про северную Англию. Это в 70-х годах зачитали «Войну миров» по телевидению, началось массовое бегство. Понимаете? Не россияне ультрадоверчивые, а снобы реально на тачках ломанулись из городов, потому что подумали, что реально на Землю высадились инопланетяне. В этой связи и то, и то — все является исключительно химерой разума, впавшего в спячку. Если у человека не развито критическое восприятие информации, получаемой из СМИ, медиа, неважно из каких, из новых, из старых, из допотопных, из пергаментов египетских жрецов, откуда угодно, он напугается, чего угодно, и побежит, куда угодно. Это просто вот такая специфика разума у людей. Люди внушаемы.

Или вспомните Бельгию. Три года назад объявили, что распалась Бельгия на фламандцев и валлонов. Люди в Брюсселе три часа пикетировали здание правительства с требованием восстановления единства государства.

Или Грузию вспомните, когда медиа объявили, что Саакашвили убит, и российские войска заняли Тбилиси. Так людей остановили только на дальних форпостах на выходе из Тбилиси и загоняли назад из-под палки.

Никакой разницы. Это ведь были не блоггеры какие-нибудь негодяи, это были медиа, вроде как государственный грузинский телеканал. Это был королевский канал Бельгии. Это было какое-то там радио, которое слушают по всей Англии. Ну а в чем тогда разница?

iliya.jpg

Вы говорите, что традиционным медиа доверяют больше...

И.Б. : Доверяют, конечно. Но мы сейчас живем в эпоху некоего прагматического сдвига. Люди, которые доверяют традиционным медиа, они, как бы это сказать, умирают. В силу естественных причин они не могут больше поглощать информацию из традиционных медиа, и людей, которые могут поглощать информацию из традиционных медиа, все меньше. Кто сейчас всерьез читает традиционные медиа? Кто сейчас больше всех тратит? Молодежь, конечно. А куда молодежь сейчас ходит, на какие порталы?

Вы тут шутками да прибаутками похоронили традиционные медиа. А вот я вам сейчас зачитаю статистику: РВК — 12 млн. читателей, «Комсомольская правда» — 13 млн., «РИА-Новости» — 10 млн. и т.д. Какие умершие СМИ?

И.Б. : Так это же интернет сайты большие...

Но мы говорим про традиционные СМИ. Я не говорю про газеты, я говорю про официальные источники, центральные, федеральные.

И.Б. : Хорошо. Будущее центральных федеральных печатных изданий за чем? За конвергенцией. Не даром же открываются школы конвергентных медиа. РИА-Новости тоже ведь не дураки со своим «Ты — репортер». Хотя они все целиком «слизали» с CNN «iReport», но факт остается фактом, это же показательнейший момент. Приведу другой пример. Зайдите на CNN «iReport», откройте любой день, я своими глазами видел, там в редакционном разделе появилось сообщение о том, что Барак Обама обратился со словами к нации, а в соседнем разделе «iReport» мужик разместил сообщение о том, что кот залез на дерево, его приехали спасать пожарники, полиция и другие уважаемые службы. В двадцать раз комментариев и просмотров было больше у новости про кота, потому что никого не интересует Барак Обама. Серьезно, человеку интересно про себя, ведь завтра у вас на заднем дворе Барак Обама не десантируется, к нации не обратится, речь не прочтет, скорее всего вы этого Барака Обаму вживую никогда не увидите, а кошак какой-нибудь у вас хоть завтра залезет на дерево, и его тоже приедут снимать. Поэтому людям это и интересно. А читать про Барак Обаму, про выступление какого-нибудь невнятного лидера какой-нибудь организации сомнительной никому не интересно. РИА-Новости замутили огромный спец-проект про переворот в арабских странах — даже это никому не интересно.

Вы упомянули, что люди не хотят читать длинные тексты, что хотят получить короткую информацию, инфографику... С другой стороны сейчас очень много пишут о том, что наоброт появилась тенденция, что люди хотят читать аналитику. Видите ли вы эту тенденцию? Можно ли и нужно ли совмещать эти две тенденции в одном СМИ? Или лучше делать одно СМИ под инфографику и твиты, а второе — аналитическое?

И.Б. : Во-первых, нет никакого способа преподать аналитику лучше, чем инфографика. Пока, по крайней мере. Человечество не придумало жанр интереснее и любопытнее, жанр, который бы лучше воспринимался людьми, чем инфографика. И в этом контексте, аналитика, преподанная в форме инфографики, отлично выглядит. Например, MASHABLE — сплошная аналитика в формате инфографики. Успех гигантский. Повторить его никто пока не может.

Что касается того, что появилась там тяга побольше читать. Я когда-то давно, лет еще шесть назад, когда учился на третьем курсе, работал в журнале. Это журнал «Русская жизнь». Сейчас его вряд ли кто-то вспомнит. Там собрали весь свет российской журналистики, там были Дима Быков, Татьяна Толстая, Олег Кашин и т.д. И там были такие длинные эссе а-ля журнал «Новый мир» про танцы человека, средний класс... — никто не читал. Есть такое мнение, что есть слой людей, которые любят «slow-food». Есть типа «джанк-фуд» или «фаст-фуд», а есть слово «слоу-фуд». Тех, кто сегодня кушал в фаст-фуде, я знаю, а тех, кто ушал в слоу-фуде... Кто сегодня кушал в слоу-фуде? Поэтому да, наверное, такая тенденция есть. Особенно, что касается аналитики, наверное, она есть среди аналитиков. Они любят обычно читать чужую аналитику. Но массово, это видно, людям нравится как можно короче.

Начиная от Барак Обамы, посылая его нафиг, и возвращаясь к кошаку, и идя в направлении сарафанного радио соседа Васи Пупкина из первого подъезда, не кажется ли вам, что мы идем на поводу у некой тенденции бескультурия. Потому что в Европе газеты читаются массово, газеты читаются с шести лет, когда человек научается читать, и до пенсии. И у меня возникает вопрос, почему мы говорим, что не надо читать РИА-Новости, а нужно идти к соседу? Не кажется ли вам, что мы идем к тем самым фотографиям в интернете, на которых на кирпичных стенах написано «нация дИградирует»?

11.jpg

И.Б. : Я, если честно, но это не как иллюстрация того, что деградирую вместе с нацией, не до конца восстановил логику вашего вопроса, потому что я считаю абсолютно чудовищно неправильным искусственную синонимизацию медиа в гражданской журналистике и бескультурья. Это далеко не так. Ведь на самом-то деле, посмотрите, что такое медиа? Медиа — это некий лоток на базаре. Медиа выкладывает информацию, которая пользуется коммерческим спросом. Если медиа выкладывают информацию, которая не пользуется коммерческим спросом — это плохое медиа. Его надо задушить в зародыше, оно неконкурентноспособно. Неконкурентносопосбность приводит к дотациям в автопром. Осталось только в медиа дотировать внезнапно начать и сразу начнут высококультурные личности писать. Кто-нибудь из вас, коллеги, смотрел когда-нибудь Comedy Club? Может быть кто-нибудь из вас видел номер Павла Воли, когда он под гитару поет про телеканалы? Там долго про каждый канал по десять строчек поет и вот он доходит до очередного канала и поет очень простую фразу типа того: «Я переключаю канал. Опера Баха орала. Это канал Культура. И я переключаю канал.». Ну, потому что никому это не надо. Культура — это настолько сомнительный квазисоциальный жупел, которым у нас принято прикрываться. Я работал в Минкультуры, вы знаете, там такая «высокая» культура..., что Шпак Семен Семеныч из знаменитого фильма просто позавидовал бы. Никакой культуры там нет. И нет культуры никакой в традиционных СМИ. Ни в каких традиционных СМИ нет никакой культуры. Ну о чем вы в самом деле? В социальных медиа культура как раз гораздо выше, потому что это культура управляемого социума. Наиболее показательный пример — это социальная сеть Хабрахабр. Попробуйте на Хабрахабр прийти и написать там «фуфло», завтра же вы лишитесь возможности там писать, потому что сами пользователи вас отминусуют, а если вас много отминусуют, то вы потеряете возможность писать. Это культура самоуправляемого социума. И это действительно удобно, и это действительно работает.

Возможность писать появляется тогда, когда, как вы говорите, вся информация уплотнится до каких-то лидов. И люди будут читать только лиды.

И.Б. : Ой, ну что вы. Преимущество Твиттера в том, что он ссылается на тот же MASHABLE, все на тот же ТехКранч, тот же Антлантик...

Любое количество ковриков с лебедями ни в коем случае не задушит настоящих ковров и настоящего ковроделия. Это вот, понимаете, мама пила чай с сахаром, а я — с удовольствием. Это совершенно два непараллельных, непересекающихся нигде понятия, поэтому, мне кажется, вы сейчас говорите об одном, аудитория думает о своем, кто-то там — о третьем, а кто-то кушать хочет. Это очень разные вещи.

Я вот про кошаков хотела спросить. Этот эксперимент здесь не совсем чистый. Для того, чтобы оценить, насколько эти кошаки перевешивают Барака Обаму, по-хорошему, в качестве контроля, там и здесь, в этом СМИ, которое одновременно и про Обаму, и про кошаков, должно быть равноценное СМИ, которое только про кошаков, и посмотреть, с каким жаром этих кошаков обсжудали бы в этих двух источниках. И тогда это было бы достаточно честно.

И.Б. : Ну мы же с вами, в данном случае, говорим не столько про чистоту эксперимента...

Тогда это — подмена понятий...

И.Б. : Нет, смотрите, это вы меняете понятия. Я вам говорю про интересные тематики материала, а вы сводите к обсуждению тематики СМИ. А это большая разница.

Вот сайт про кошаков. Там так же рьяно будут этих кошаков обсуждать, как на том сайте, на котором уже есть Барак Обама?

И.Б. : Очень возможно, что нет.

Ситуация заключается в том, что сейчас из-за перегруженности информацией самую важную информацию мы воспринимаем в последнюю очередь.

iliya2.jpg

И.Б. : Тогда для чистоты эксперимента нужно вообще поступить иначе: на сайте CNN выпустить материал и про Обаму, и про кошаков, а на сайте про кошаков — и про кошаков, и про Обаму. И сложить тогда их статистические веса и сравнить, кто победит. Вот в таком эксперименте кошаки все равно победят.

На каком из сайтов они победят?

И.Б. : Да на всех, вы не поверите. И на том, и на другом кошаки победят.

Это не есть плохо.

И.Б. : Это чудесно.

Какие медиа Вы бы назвали лучшими?

И.Б. : Собственно «медийные» в широком смысле слова? Телеканал «Дождь», конечно.

Не обязательно наши российские...

И.Б. : Не обязательно наши российские?.. Телеканал «Дождь» — явно самый заметный пока, из тех, что в России, конечно, это — абсолютный разрыв, телеканал, который просто откусил кусок аудитории. Если смотреть из западных...

«Дождь» — эт опять-таки вопрос вливания каких-то инвестиций?

И.Б. : Ну конечно.

Из западных сугубо медийных сейчас проектов, конечно, нет таких, чтоб прямо не разрывали. Ну, вот в том смысле, в котором «Брейнчаут» можно считать медийным проектом, он стал довольно успешным, и как приложение, и как портал. Тут как бы плюс-минус. А так, собственно медийных проектов нет. Другое дело, что на западе очень успешны те проекты, которые сами по себе контент не производят, но зато позволяют его производить другим, они становятся убийцами того же WorldPress’а, того же Blogger’а и других систем.

Facebook идеален в рамках web 2.0-ной парадигмы. А в рамках web 3.0 Facebook пока совершенно невозможен. Web 3.0 — это система самоорганизующихся сетей, которую пытается смоделировать Google+ за счет кругов, так называемых, но примитивно пытается смоделировать. Несомненно, будущее за социальными сетями и клиентами, которые будут являться приложениями для мобильных устройств, как тот же Foursquare, AlterGeo и другие приложения со встроенной геолокацией. За этим, конечно, будущее, потому что мобильники позволяют вам очень много контекстов учитывать: геотаргетинг, таргетинг по интересам, временной таргетинг. Представляете, какой социальная сеть была бы идеальной. Вот у нас сейчас партнеры мутят такую социальную сеть, мы ее называем «Letsfuck». Суть очень проста. Чувак запускает у себя iPhone, набирает типа «я хочу...», и можно выбрать из списка типа «пойти в кино», «заняться сексом», «покушать мороженца» или «поспать». Другой у себя такое же делает, и если вдруг система обнаруживает людей с похожими желаниями в одном районе, она им сообщает: «вон там...». Они встречаются, говорят, ну и пошли... в кино или мороженое кушать. Очень удобная штука. Это — идеальная социальная сеть, идеальная в том смысле, что контекст в виде желания, выраженного собственно потребителем, в центре. И самое главное, эта социальная сеть корректно работает на мобильных устройствах. Понятно, что будущее за мобильным интернетом. В течение трех-четырех лет даже в России интернет в квартирах исчезнет полностью. Все перейдут на мобильный интернет, как это сейчас происходит в том же Казахстане, куда пришел «Оранж». До России «Оранж» пока не дошел. Тем не менее, когда LTE-частоты, наконец, найдут, все пересядут на мобильный интернет, никуда не денутся. Это могут быть iPad’ы, это могут быть какие угодно устройства.

Видеоверсия —  здесь и здесь

Илья Балахнин, эксперт Brainity

 
Количество просмотров: 3909
 
A A A
Оценка материала:
(11)
(13)
Все материалы


Комментарии

Чтобы оставить комментарии, вы должны быть авторизованы.

Логин: 
Пароль: 
 

Прокомментировать с помощью
Материалы по теме:
Shablonchik.com - сайты на 1С Битрикс
 
 
 
 
Даша Богачкина. Наталья Макарова и Михаил Сапенюк
Тамара Самоделова
IMG_2322
Евгений Феклистов
аудитория
Ирина Дельфей
Нина Филоненко
_MG_3990
 
Rambler's Top100