О проекте
Вход
Логин Пароль  
Забыли пароль?  
Регистрация
Курсы валют:
USD ЦБ 76.4074
EUR ЦБ 82.6346
 
Погода:
+4
°C
облачно
 
Пробки:
1 
На дорогах свободно
14:09 / 29.09.2010

Кодзи Хатори: наследник династийного бизнеса

Кодзи Хатори возглавляет компанию «Масахиро», в которой работали его отец и дед, уже несколько лет. За это время он вывел бренд за пределы родной Японии и создал новые ножи, отвечающие современным стандартам. Как ему это удалось?

A A A
Кодзи Хатори: наследник династийного бизнеса

О компании Кодзи Хатори ходят различные слухи, что он участвовал в разработке холодного оружия для фильма «Убить Билла», что его семья изначально занималась производством мечей и катан, а он нарушил традиции и стал производить кухонные ножи... Чтобы не гадать на кофейной гуще и не обращаться к медиуму, мы решили задать вопросы об этих мифах самому Кодзи Хатори, владельцу компании «Масахиро», с которым мы встретились стенде компании KASUMI Group, крупнейшего российского поставщика профессиональных кухонных ножей, во время  выставки «ПИР», проходившей в «Крокус-Экспо».

Вrainity: Вы — представитель династийного бизнеса. Было ли это для вас подспорьем? Было ли вам легче начинать не с нуля или, наоборот, на вас в связи с этим давил груз ответственности за семейное дело?


Кодзи Хатори: Мне с детства говорили, что я буду работать в этой фирме. Поэтому когда я пришел в «Масахиро», это было естественно. Меня к этому готовили с молодых ногтей.

masahiro.jpg


B.: В России о вашей компании известно немногое. По скудным данным, которые удалось получить, Вы изменили традиции и стали производить вместо традиционных мечей и катан кухонные ножи. Это так?


К. Х.: Это заблуждение. В России наблюдается нехватка информации о компании «Масахиро». Мой дед изначально занимался изготовлением только кухонных ножей. Почти сто лет назад мой дед, когда был маленьким, жил в специализированной школе, где обучался созданию традиционных кухонных ножей. Он вставал утром и шел заниматься, завтракал и вновь возвращался к труду. И так в течение целого дня он занимался и получал наставления от своего мастера. Мой дед жил в этой школе на протяжении пяти лет, а затем, покинув школу, создал свое дело, свою фирму по изготовлению ножей. 


Вскоре после того как была основана компания, началась Вторая мировая война. Поэтому деду пришлось переквалифицироваться. Для военных нужд он стал создавать холодное оружие, которое пользовалось спросом у японских солдат. В эпоху Второй мировой войны холодное оружие уже не играло большой роли. Огнестрельное оружие и боевые самолеты вытеснили мечи и катаны, которые были хороши только в ближнем бою. Когда японский солдат шел на войну, он брал с собой меч, изготовленный моим дедом, как символ, как свое сердце, как часть Японии. И в период войны мой дед изготовил несколько мечей-катан под маркой «Хатори Масахиро». Этих мечей не много, их можно пересчитать по пальцам. Все они хранятся в нашем доме и по сей день. Но война закончилась в 1945 году, тогда мой дед перестал производить военные мечи и вернулся к изготовлению столовых и кухонных ножей. 


После войны началась эпоха моего отца в компании «Масахиро». В те времена в Японии столовые ножи делали с более широким лезвием, и сталь, из которой они изготовлялись, была более темной (из-за примесей — B.), чем сейчас. В послевоенный период процесс производства кухонного ножа действительно напоминал процесс производства холодного оружия. Сначала сталь нагревали, а потом начинали молотом выбивать столовый нож на наковальне.

bfyb_012_001.jpg


Естественно, жизнь не стоит на месте. Все менялось, и вместе с тем изменялись технологии и методы изготовления ножей. Постепенно в Японии отошли от использования послевоенных устаревших материалов и стали делать ножи из нержавеющей стали. В нашей фирме эпоху моего отца как раз и символизировали технологические изменения в производстве. Во время работы моего отца появилась привычная нашим покупателям форма ножа — удлиненное лезвие, обтекаемая ручка. Мой отец стал продавать нож новой формы в Японии уже под маркой «Масахиро». Когда мой отец разрабатывал эти ножи, он преследовал единственную цель — добиться наивысшего качества изделия. И сейчас ни одна фирма в мире не использует ту сталь, из которой изготовлены наши ножи. Они уникальны. 


Мой отец не говорил по-английски, поэтому мы продавали ножи только в пределах Японии. И новая эпоха в жизни компании «Масахиро», которая началась с моим приходом, знаменовалась расширением географии продаж нашей продукции. Сейчас ножи продаются во многих странах мира. В России и Норвегии ножи «Масахиро» пользуются большой популярностью, сравнимой с той, что есть на моей родине.


B.: В представлении русских людей японцы любят и чтят традиции, как ни одна нация в мире. Но на примере компании «Масахиро» становится понятно, что Кодзи Хатори и его семья открыты для всего нового, внедрения новых технологий и новых материалов. 


К. Х.: На самом деле, наша семья весьма ценит традиции. Хотелось бы вам рассказать одну историю. Она произошла со мной в Германии несколько лет назад. В наш магазин пришел один посетитель и сказал: «Мне известно, что ножи „Масахиро“ отличает высокое качество. Но у ваших ножей есть одни недостаток — отсутствие богатых форм, подобно тем, что есть у красивой женщины. В них нет роскоши. Если бы у ножей был более оригинальный дизайн и более богатая отделка, то я бы с удовольствием покупал их у вас». Тогда я ему ответил, что я никогда не буду выпускать ножи, которые завоевывали бы сердца людей своим внешним блеском. Прежде всего, ножи «Масахиро» — это инструмент. И как любой инструмент, он должен быть пригодным для использования, функциональным. Главное для нас — это острота лезвия. Наверное, мы с вами видели много гламура, но мы никогда не будем гнаться за ним. Наши ножи всегда будут простыми и лаконичными, но при этом высококачественными. Я сказал нашему гостю из Германии, что нож хорош тогда, когда его выбирает шеф-повар.
Безусловно, традиции чрезвычайно важны, но также важна острота ножа и длительность службы этого бытового предмета. Поэтому сейчас я занимаюсь разработками методов, которые помогут сохранить остроту ножа в течение долгого времени.


Сейчас наступили времена, когда необходимо продавать более дешевый товар. Но это не значит, что качество изделия должно снижаться. При снижении цены изделия неизменно встает вопрос о качестве. Но я стараюсь сохранить качество на высоком уровне.

кодзи.png


B.: Радушно ли принимают Вас и Ваши ножи в других странах мира, помимо России и Норвегии?


К. Х.: Про мнение немца я вам уже рассказал и вот теперь хотел бы поведать одну историю о встрече с французом. Когда он увидел овальные углубления в лезвии наших ножей, то сказал, что это не ножи «Масахиро»: «Да. Этот нож прекрасно режет, он прекрасно скользит и он легче разрезает продукт. Но это не нож „Масахиро“, так как истинные изделия компании простые, строгие, без изысков и сложных рисунков на клинке». Мне было приятно это услышать и узнать, что во Франции знакомы с нашими ножами и нашими традициями. 


Мы импортируем наши ножи не только в Россию и Норвегию, но и в США, Германию, Францию и Италию.


B.: Хотелось бы Вам расширять географию стран-импортеров Ваших ножей?


К. Х.: В действительности наши ножи есть и в других странах мира. И в Китае, Корее, Швеции, Швейцарии. Безусловно, нам бы хотелось выйти на глобальный уровень, на глобальный охват.


В.: Как происходит процесс расширения?
К.Х.: Бывают случаи, когда процесс продаж происходит естественным путем, когда к нам приходят люди, готовые распространять нашу продукцию в своей стране, являться нашими дистрибьюторами. Но безусловным остается одно: географию расширять необходимо. Так как в последнее время в Японии наблюдается сокращение рождаемости и отсутствие прироста населения, японский рынок становится слишком узким для наших объемов производства ножей. За счет сокращения населения снижается и спрос. Поэтому сейчас многие местные компании озабочены выходом на мировые рынки. Но мне бы хотелось, чтобы японцы, увидев, как хорошо мои ножи продаются за рубежом, взглянули на них по-другому и стали бы их реимпортировать. 


В.: Скажите, пожалуйста, господин Хатори, почему для Вас так важно самостоятельно ездить на презентации и показывать свои товары?


К. Х.: Потому что благодаря этому я могу сказать, что я увидел все своими глазами, испытал все на своей шкуре, как говорится. Именно потому, что я видел все сам, я могу донести свои ощущения до своих служащих наиболее полно. К тому же, благодаря тому, что я езжу сам презентовать свой товар, у меня есть возможность установить первый деловой контакт с потенциальными партнерами. Для многих людей важно и почетно познакомиться с главой компании. Очень часто бывает так, что проблемы при общении с партнерами возникают из-за того, что первая встреча прошла неправильно. Если приезжаешь не ты сам, а твой заместитель или представитель, то он может допустить какую-то малейшую ошибку, которая может привести в дальнейшем к большим проблемам. А когда я приезжаю сам, я потом рассказываю своим коллегам в Японии о том, что видел и даю ценные указания. Затем я просто наблюдаю за развитием отношений. 


Когда я первый раз приезжал в Россию, я ел блюда русской кухни. Но сейчас, когда я прилетаю в Москву, я стараюсь посещать рестораны с японской кухней для того чтобы посмотреть, на каком уровне сейчас находится японская кухня в России. Посещая рестораны, я вижу собственными глазами сервировку, пробую некоторые блюда, наблюдаю за правилами обслуживания. И теперь я могу составить полное впечатление о японской кухне в России. 


В.: Не могли бы Вы поделиться своими впечатлениями? 


К.Х.: Я с радостью расскажу вам о своих наблюдениях за японской кухней в России. Так, например, для приготовления японского блюда сасими необходима свежая рыба. Мы все понимаем, что сейчас в России найти свежую рыбу практически невозможно. Для приготовления блюд используется замороженное мясо, которое изначально не соответствует по качеству этому японскому блюду. Да, это отступление от традиций. Но с этим ничего поделать нельзя. 


С другой стороны, я наблюдаю ситуацию в России, когда все больше людей интересуются японской кухней, ее традициями, правилами приготовления. Они очень серьезно и ответственно изучают каноны и готовятся стать профессиональными шеф-поварами. Это меня очень радует.

ножи3.png


Я не против того, чтобы некоторые японские блюда были немного изменены, адаптированы под вкус русских людей. В Японии очень любят китайскую кухню и китайскую лапшу, которую готовят в соответствии с вкусовыми пристрастиями японцев. И, оказавшись однажды в Китае, я понял, что китайскую лапшу, приготовленную в этой стране, я не могу есть. Поэтому я не возражаю против того, чтобы японские блюда меняли свою рецептуру в России. 


И такое уже происходит. Для японцев сасими — это блюдо, приготовленное из тунца, креветки и осьминога. А в России основным ингредиентом сасими выступает семга. Мне кажется, что если бы японец выбирал для себя сасими, то он заказал бы сасими с лососем в последнюю очередь. Уже одно это говорит о том, насколько различны представления о сасими у японца и русского. При этом я не жалуюсь, я понимаю, что такое изменение связано с особенностями вкуса россиян. И как представитель ресторанного бизнеса, в том числе, я могу сказать, что не имею ничего против этого.


Также я бы хотел рассказать о таком блюде, как мисо-суп. Дело в том, что в Японии и в других странах есть отличия в традиции употребления этого блюда. В Японии чашка с супом мисо стоит на протяжении всего приема пищи. Японец часто запивает рис этим супом. В России же мисо-суп воспринимают как традиционный суп, который нужно съесть перед тем, как перейти ко второму блюду. Что соответствует российским традициям приема пищи. Я это понимаю и не возражаю против этого, если русским людям так удобно. Это необходимо, чтобы японская кухня стала популярной, чтобы органично влилась в русскую культуру.


В.: Считаете ли Вы свою компанию успешной? 


К.Х.: Я думаю, что среди производителей никто не скажет, что его компания добилась успеха. И я — не исключение. Я никогда в жизни не думал, что моя компания достигла пика. Я осознаю, что «Масахиро» находится на определенном этапе развития. Но никто не знает, что будет дальше. Мы можем лишь улучшать свою работу. Я хотел бы создать стабильную компанию. Самое важное для меня то, какой фирма будет через 10 — 20 лет. В развитии компании и заключается смысл моей работы.

Анна Чащина 
Количество просмотров: 2255
 
A A A
Оценка материала:
(6)
Все материалы


Комментарии
maruzella 29.09.2010 23:23:09

Странные у них ножи... как и сама японская культура - одни сплошные странности.... Потому и притягивает европейцев, желающих всё понять и разложить у себя в голове по полочкам. А русские не комплексуют - так адаптируют японскую кухню, что как говорится никакая родная япона мама не узнает.

Чтобы оставить комментарии, вы должны быть авторизованы.

Логин: 
Пароль: 
 

Прокомментировать с помощью
Shablonchik.com - сайты на 1С Битрикс
 
 
 
 
А.Баранов, В. Наливайко, Э. Гедревич
_MG_4173
Radiocity
Юлия Солодова и Алексей Дружинин (3)
Алиса Андреева, коммерческий директор Brainity
Алиса Андреева, коммерческий директор Brainity (3)
Самый последний штрих
Гость Круглого стола из МГИМО
 
Rambler's Top100