О проекте
Вход
Логин Пароль  
Забыли пароль?  
Регистрация
Курсы валют:
USD ЦБ 76.2711
EUR ЦБ 89.4813
 
Погода:
+18
°C
ясно
 
Пробки:
6 
Движение затруднено
18:20 / 21.02.2011

Новые идеи в тяжелые времена

Прошедший год был странным для европейских бизнес-школ: доходы уменьшились на четверть, а выпускники бизнес-школ и магистры менеджмента с трудом находили работу

A A A
Новые идеи в тяжелые времена

Облако пепла из Исландии, опустившееся в апреле на Северную Европу, только усилило уныние, воцарившееся на рынке корпоративного образования.

Шли месяцы, обстоятельства в бизнесе прояснились, количество заявок на программы продолжило расти. Хотя состояние европейских бизнес-школ во многом отражает положение их американских коллег, появились некоторые исключительно европейские тенденции.

Если 2009 год был годом слияний и поглощений, то 2010 стал временем зарубежной экспансии. И Manchester Business School, и французская Skema Business School (основанная в прошлом году в результате слияния Ceram и ESC Lille) открыли кампусы в США, в то время как University of Strathclyde выбрал Индию.

Майкл Люгер, декан Manchester, заявляет, что в Майами спрос на программу Executive MBA высокий и что этим летом 30 мест на первой программе были без труда заполнены. Но дома все не так гладко. Колин Майер, декан Saïd Business School при Oxford University, поделился с нами своим мнением о проблемах, связанных с привлечением на программы европейских студентов: «Достоинство многих бизнес-школ состоит в том, что они по-настоящему интернациональны, однако большинству из нас хотелось бы видеть больше европейских студентов».

«Только небольшая часть европейских студентов подает заявки в бизнес школы», — добавляет он, подтверждая свои слова статистикой Graduate Management Admission Council, организации, контролирующей Graduate Management Admission Test. Согласно этим данным, с 1 июля 2009 года по 1 июня 2010 года было проведено из 263979 экзаменов GMAT, из них 9% сдали европейские студенты (по сравнению с 48% американских студентов и 19% азиатских), при том, что в Азии еще не так много бизнес-школ высокого качества.

Кажется, что хуже всего дела обстоят в Великобритании, так как количество студенческих виз ограничено. В настоящее время 91% студентов на программах МВА full-time в Великобритании — иностранцы, но, к сожалению, многим из них в будущем откажут в визе.

Ограничения на рабочую визу могут привести к тому, что студенты не из Европы перестанут подавать заявки в европейские бизнес-школы. Ведь многие студенты приезжают в Европу, намереваясь получить здесь работу.

Одна из причин дефицита студентов — продолжительность первой ступени высшего образования в континентальной Европе; она зачастую составляет пять лет. Болонское соглашение по всей Европе разделило степени бакалавра и магистра и увеличило количество европейских студентов на магистерских программах по менеджменту.

В прошлом году резко возросла конкуренция среди европейских бизнес-школ, как за рубежом, так и на континенте. В этом отношении интересно мнение Доминика Турпэна, президента IMD в Швейцарии, который считает, что значительную роль в этом процессе играют развивающиеся рынки. По данным статистики, в Китае теперь предлагается 360 программ MBA, в России — 350, гораздо больше — в Индии.

В Великобритании BPP, учреждение, контролирующее бухгалтерские и юридические школы, в 2009 году купила американская компания Apollo Group, которая открыла на базе учреждения бизнес-школу. В это же время London School of Business потрясла рынок, запустив в октябре программу Facebook MBA.

Безусловно, эти программы привлекут новых кандидатов, которые не входят в число тех, кто традиционно поступает на дорогие программы. Однако популярность таких программ сомнительна. В общем, университеты отказываются признать всю тяжесть положения.
Все больше традиционных европейских школ запускают инновационные программы, чтобы удовлетворить потребности бизнеса, начиная с программы Rotterdam Executive MBA в области управления водными ресурсами и заканчивая совместной программой INSEAD и Sorbonne в области бизнеса и юриспруденции.

Эти программы иллюстрируют две тенденции, которые, по словам преподавателя маркетинга школы Insead Юбера Гатиньона, определяют ситуацию на европейском рынке в этом году.

Первая — это растущая значимость вопросов окружающей среды и общества для экономики и бизнеса. Warwick Business School, например, предлагает программу МВА по глобальной энергии, а Exeter — программу MBA, которая взаимодействует с WWF, организацией по охране природы.

Вторая — рост числа совмещенных с другими дисциплинами программ, а также программ, предлагаемых в сотрудничестве с другими школами. Например, совместная программа INSEAD и Art Center College of Design, или программа LLM, которую Sorbonne совместно с INASEAD откроет в 2011 году в Париже и Сингапуре. HEC Paris и индийский Institute of Management in Ahmedabad запустили совместную программу «Магистр менеджмента».

Как мне кажется, число компаний, чьи сотрудники окончили эти программы, в будущем увеличится, так как все зависит от спроса. А азиатский рынок, например, весьма заинтересован в выпускниках с такой специализацией.

Однако не все школы так стремительно внедряют новое. Некоторые деканы уверены, что эти меры смогут предотвратить надвигающийся кризис. «Мы должны снова стать профессиональными школами, а не изобретать что-то новое», — такова их позиция.
С какой самой серьезной проблемой столкнуться европейские бизнес школы в ближайшие пять лет, и какую наибольшую возможность получат?

Ключевая проблема, которая стоит перед европейскими бизнес школами, заключается в том, чтобы привлекать на программы МВА больше студентов из Европы — доля этих студентов ниже, чем представителей других регионов. Чтобы привлечь европейских кандидатов, необходимо наладить связи с европейскими корпорациями, что окажет значительное влияние на их методы трудоустройства и дальнейшее развитие в целом.  Еще одна большая проблема — создание инфраструктуры, которая будет способствовать лидерству европейских бизнес школ на мировой арене.

Чтобы преодолеть комплексные проблемы все более глобализовнанной образовательной арены, требуется отойти от старой системы координат. Однако европейские бизнес-школы могут пользоваться прошлым опытом, пока необходимые навыки сотрудничества не трансформируются в активы, необходимые для установления глобального и глубокого стратегического партнерства.

К тому же одной из самых серьезных проблем является парадокс Икара: проблема одновременно является и источником новых возможностей. Образование будет включать в себя открытый рынок труда, удаленное руководство и обучение, глобальное управление, устойчивые модели бизнеса, а также устойчивое развитие. За этим будущее бизнес-школ. И обратной дороги уже нет.

Виктория Пралич, эксперт Brainity

 
Количество просмотров: 729
 
A A A
Оценка материала:
Все материалы


Комментарии

Чтобы оставить комментарии, вы должны быть авторизованы.

Логин: 
Пароль: 
 

Прокомментировать с помощью
Материалы по теме:
Shablonchik.com - сайты на 1С Битрикс
 
 
 
 
Слушатели
Юлия Солодова
Сергей Михайлов, МГЮА, и Александр Попович
Пикник «Игра  как пространство для бизнеса»
Аудитория
Аудитория
_MG_4003
Владимир Брилёв. Певец
 
Rambler's Top100